иногда
Война
Дневник о военной кафедре
13.02.2004










23.01.2004


13.02.2004
20.02.2004
27.02.2004


05.03.2004
12.03.2004
19.03.2004
26.03.2004


02.04.2004
09.04.2004
16.04.2004
23.04.2004
30.04.2004


07.05.2004
14.05.2004
21.05.2004
28.05.2004




И снова пятница, тринадцатое. Только ничего ужасного не случилось. Разве что, назначили дежурным, но это уже мелочи (вот так, четвёртый курс, всё-таки — в июле уже на сборы).

По отдельным признакам ясно, что куратор ещё не уволен в запас, но на построениях его по-прежнему нет. Стандартная ситуация — мимо шёл подполковник из лётчиков. Поинтересовался, какие взвода стоят на построении (от нашего взвода стояли только я и мой сослуживец). Потом раздал пачечку ценных указаний и сообщил, что куратор болеет. Не моё дело, конечно, но чем же он болеет уже полгода, что не соизволит почтить нас своим драгоценным присутствием?

Первыми двумя парами, как и обещалось, нам поставили изучение радиотехники. Преподавателя не было, поэтому на первой паре нам сказали изучать документацию, а на второй обещали прислать техника, чтобы тот подключил необходимую аппаратуру.

Он, кажется, даже заходил на какой-то из двух пар. Взглянул на товарищей студентов, которые в звенящей тишине изучают схемы и ТТХ приёмников. В напряжённом молчании постигают радиотехническую науку.

А разговор у товарищей студентов шёл за жизнь. Как всегда — обо всём понемногу. Не так долго тянутся две пары, не так сильно хочется спать, когда идёт весёлый, задушевный разговор. Вспоминаются байки, анекдоты, первокурсная молодость…

После перерыва — дикость — две пары «морзянки». Если после одной пары пухнет голова, то после двух чувствуешь себя узником Бухенвальда. Пытка морзянкой — способ весьма изощрённый. К тому же, я подзабыл многое из того, что было пройдено в том семестре «галопом по европам». Однако несмотря на эти трудности, оказался одним из самых стойких бойцов (нас было всего человек девять). С буквами было туговато, но цифры прошли без ошибок.

А ещё на «морзянке» была истерика. Когда двадцатилетние дяди мучаются бездельем шесть часов, у них просыпается острая тяга ко всякого рода маянию дурью. Причём желающие помаяться оказались на первой парте — практически на виду у всех остальных. Один дядя почти шёпотом нёс всякую околесицу, что, однако, не помешало ему вывести из себя преподавателя. Второй дядя надел перчатки на линейку и начал исподтишка сигнализировать преподавателю. Тот заметил и вышел из себя ещё больше. Правда, наказав обоих дядь, быстро успокоился.

Беда была в том, что я на втором ряду, как и один из моих товарищей на третьем, сгибался от смеха пополам, съезжал под парту и плакал горюче-смазочными слезами, ибо видеть (и слышать) такой детский сад после шести часов безделья двадцатилетнему дяде тоже нелегко. Особенно когда всё это проистекает под непринуждённый аккомпанемент азбуки Морзе.

Тогда же все сбились — принимать текст уже не мог никто, феерия на первом ряду (два храбреца по бокам и командир между ними) не оставила никого равнодушным. Передачу остановили, храбрецов наказали, а мы оторжались. Правда, тот текст мы всё равно приняли из рук вон плохо и во второй раз.

Со второй пары я был отпущен раньше — за особое усердие в изучении азбуки. Командир тоже усерден (ему с рук все ошибки сходят — он же Командир), но его отпускать раньше остальных нельзя (не положено — он же Командир). Так что, за старания жду в этом семестре всяческих поощрений.

Фраза дня:

Он отсутствует, или его вообще нет?..

Случайная фраза:

Почему отсутствовали, Александр Сергеевич? На дуэли были?..

Текст, вёрстка, дизайн : navara
Copyright © 2002—2007